Изменения в потреблении лосося на Крайнем Севере

Nov 6, 2019 | 0 comments

Каротерс К, Сформо ТЛ, Коттон С, Джордж ДС, и Вестли ПАН. 2019. Тихоокеанские лососи в стремительно меняющейся Арктике: исследование локального знания и формирующихся видов промысла в Уткиагвик и Нуигсут, штат Аляска. Арктика 72: 273–88.

Скачать статью

Вкратце

  • Изменения географического распределения животных является диагностической особенностью глобального изменения климата, а распространение лососей к северу часто упоминается как пример биологической реакции на потепление климата
  • Локальные и аборигенные знания дают основание предполагать, что история продвижения лососей на север в Арктику представляется западными учёными слишком упрощённо
  • Практически все жители арктических поселений признают, что сейчас они вылавливают и употребляют в пищу больше лосося, чем прежде, и всё же просматриваются значительные расхождения мнений о том, увеличивается ли численность лососей в регионе. Вопрос, колонизирует ли лосось новые реки, остаётся открытым
  • Несмотря на эту неопределённость, зарождающиеся взаимоотношения лосося и человека в арктической Аляске служат контрастом многим территориям, где эти взаимоотношения сегодня подорваны из-за скудности численности лососевых популяций и потери среды обитания

С незапамятных времён этнохозяйственный охотничий и рыболовный промысел даёт возможность коренным жителям процветать в суровых условиях Заполярья, поэтому вполне закономерно, что эти виды деятельности так глубоко укоренились в ценностях, традициях и привычках местных общин. Среди инупиатов района Норт-Слоуп штата Аляска, например, раздача мяса членам общины после успешной оленей охоты или рыбалки остаётся неизменной частью повседневной жизни, которая укрепляет и поддерживает культурное единство и идентичность этого народа. К тому же, регулярное участие в охоте и рыболовстве в этно-хозяйственных целях позволяет северным аборигенам сохранять высокую степень восприимчивости к местным экологическим особенностям. Как следствие, они обычно первыми замечают (и реагируют на) изменения в локальных и региональных экосистемах и ресурсах, включая изменения в численности промысловых видов, используемых в пищу и других целях.

Рыба – один из основных продуктов рациона инупиатов. Несмотря на то, что рыболовство в регионе в основном направлено на промысел белорыбицы, тихоокеанские лососи, особенно горбуша, кета и чавыча, тоже добываются, хотя и в гораздо меньших количествах и нецеленаправленно. Новейшие данные показывают, однако, что изменение условий среды в Северной Пацифике ведёт к распространению некоторых видов лососей на север, что означает более широкую доступность этого ресурса в прибрежных водоёмах Крайнего Севера. В целях выяснения местных представлений об исторических и современных тенденциях в потреблении тихоокеанских лососей на севере Аляски, эколог-этнограф Университета Аляски в Фербанксе Кортни Каротерс и её коллеги провели интервью с жителями двух общин района Норт-Слоуп: Уткиагвик (в прошлом Барроу), расположенный на побережье Чукотского моря с населением порядка 4300 человек и выполняющий роль делового центра округа Норт-Слоуп, и Нуигсут – село, где проживают менее 500 человек, расположенное в ~60 км от побережья моря Бофорта. Хотя в большинстве своём информанты могли оперировать временным интервалом лишь пары десятков лет, пожилые респонденты предоставили данные даже о далёких 1940-х.

По результатам опроса Каротерс и её команда определили, что добыча и употребление в пищу лосося, в частности горбуши и кеты, значительно выросли в Уткиагвике за последние десятилетия: в 1980-х менее 10% семей участвовали в лососевом промысле, тогда как к 2014 году эта доля выросла почти до 24%, а доля лососевых видов в уловах, составлявшая всего 3%, выросла до 23% за тот же период времени. Потребление лосося имеет тенденцию на увеличение и в Нуигсуте, хотя и в меньшей степени: лососи составляли 0.6% в уловах в 1985, а к 2014 достигли ~1%. Растущее потребление лосося, нашедшее отражение в бытовом применения этого ресурса, озвучивали в ответах на вопросы учёных многие старейшины, рыбаки и другие жители этих двух общин, большинство из которых подтвердили, что добыча и потребление лососевых выросли по сравнению с 1990-ми и началом 2000-х годов – период, совпавший с быстрым ростом численности этих рыб в северо-восточной части Тихого океана.

Примечательно, что мнения респондентов на местах не совпали в вопросе о том, увеличивалась ли численность лососей как таковая: 46% информантов подтвердили, что популяции лосося выросли по численности, в то время как 43% ответили, что они на заметили чёткого тренда на увеличение. Каротерс и др. также отметили, что умение различать белую рыбу по видам не вызывает трудностей у инупиатов, тогда как определение видов лосося не всегда выполняется ими верно, что далее подтверждает относительную новизну, а также сравнительно меньшую культурную и социальную значимость этого ресурса. Более того, многие жители выразили резкую оппозицию по отношению к возможному распространению промышленного лососевого промысла в их регионы, несмотря на вытекающие из этого экономические преимущества, рассматривая его скорее как угрозу хозяйственному промыслу и традиционному образу жизни инупиатов. «В обоих поселениях люди выражали обеспокоенность будущим возможным повышением численности лососевых популяций, ведущим за собой развитие промышленного рыболовства, которое окажет негативное влияние на бытовой промысел. Обеспокоенность выражалась также по поводу системных экологических сдвигов в целом, так как вслед за ростом численности лосося произойдёт увеличение хищничества на значимые в этно-хозяйственном промысле виды и кормовую базу других важных для бытовых целей видов», – говорит Каротерс. «Такое потенциальное влияние на традиционную охоту и рыболовство воспринимается в целом как более существенная опасность, чем преимущество доступа к новым видам промысла». Исследователи также подчеркнули, что многие местные жители, с которыми они общались, причисляли расширение ареала распространения лосося к более широкому контексту изменений условий среды в Арктике.

Исследование служит актуальным напоминанием о знаковых подвижках в социально-экономических и культурных связях коренных народов с лососем по всему западному побережью Северной Америки, происходящих прямо сейчас. По мере разрушения традиционных связей между лососем и аборигенными американскими общинами побережья более южных широт, лосось всё больше вживается в экономическую, социальную и культурную матрицу коренных прибрежных общин Севера.

«Из этого исследования мы узнали, что, в целом, добыча лосося в северной части Аляски увеличивается в последние несколько десятилетий, а рыбаки приобретают новые знания о лососе и его употреблении в бытовых целях. Разнящиеся научные данные и локальные знания совокупно не дают чёткого подтверждения увеличения численности лосося», – заключает Каротерс. «Это отсутствие консенсуса в вопросе о явном увеличении численности лосося в Арктике придаёт интересный окрас упрощённому пониманию потепления климата как рычага, ведущего к такому увеличению. Несмотря на неоднозначность в мнении о численности, ясно то, что мы наблюдаем появление нового лососевого промысла на Крайнем Севере, который можно считать одним из ряда экологических и социальных сдвигов, происходящий сегодня в этом регионе».

0 Comments

Submit a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *