КАКОВА СОВОКУПНАЯ ПОЛЬЗА ПРОГРАММ ПО УВЕЛИЧЕНИЮ ЧИСЛЕННОСТИ ЛОСОСЯ?

Nov 4, 2018 | 0 comments

Р.О. Аморозо, М.Д. Тиллотсон, и Р. Хилборн.  2017. Измерение совокупного биологического влияния искусственного пополнения промысловых запасов: рыбоводные заводы могут увеличить добычу горбуши, но лишь ценой значительного ущерба диким популяциям.  Canadian Journal of Fisheries and Aquatic Sciences – Канадский журнал рыбохозяйственных и водных наук 74:1233-1242; doi: 10.1139/cjfas-2016-0334.

Загрузить статью

Смотреть похожий материал

Вкратце

  • Увеличение запасов лосося воспроизведёнными на лососевых рыбоводных заводах (ЛРЗ) особями часто используется как средство восполнения истощённых и пополнения здоровых популяций, но исследования его эффективности дают смешанные результаты
  • Несмотря на то, что широкомасштабное искусственное воспроизводство часто называют причиной активного роста численности северотихоокеанского лосося, существуют доказательства того, что воспроизводство лосося увеличилось бы и без притока молоди из ЛРЗ по причине изменения условий окружающей среды; искусственный лосось конкурирует с диким за пищевую базу в океане и потому может заменить его вместо увеличения общей численности доступного для промысла лосося
  • Анализ долгосрочных данных о вылове горбуши в четырёх регионах Аляски, два из которых включают в себя крупные ЛРЗ, свидетельствует о том, что в некоторых регионах, выпущенная из ЛРЗ горбуша заменила дикий лосось вместо наращивания диких популяций
  • Авторы предупреждают, что выгода от программ ЛРЗ по увеличению численности диких популяций горбуши может, в некоторых случаях, быть значительно ниже, чем ожидалось, и что менеджеры должны принять более консервативный подход к использованию метода увеличения запасов искусственным путём

Эффективность удовлетворения нынешнего и будущего промышленного спроса на морепродукты путём искусственного увеличения численности морских запасов уже давно является спорной темой. Выпуск большого количества молоди из ЛРЗ в океаны является общепринятым способом пополнения истощённых запасов и пополнения здоровых диких популяций, однако исследования, демонстрирующие реальный успех этого подхода, на удивление малочисленны. Производство анадромных лососей, хоть и не чисто морских видов, на рыбоводных предприятиях в промышленном масштабе обычно рассматривается как исключение, в особенности в отношении тихоокеанского лосося. Имеется мало возражений против того, что деятельность ЛРЗ повысила численность лососевых популяций в северных водах Тихого океана, ведь, по некоторым оценкам, до 25% лосося, нагуливающегося в любой отдельно взятый момент времени в северном Тихом океане, были выпущены из ЛРЗ. Такой взлёт численности популяций, казалось бы, подразумевает, что искусственное наращивание запасов сильно поспособствовало увеличению лососевых популяций в северном Тихом океане за последние сто лет, но доказательства того, что программы искусственного пополнения запасов ведут к повышению уровня промысловой добычи лосося, весьма неоднозначны. Это, во многом, объясняется затрудняющими интерпретацию изменениями океанических параметров. В то время как некоторые научные работы указывают ЛРЗ в качестве главной причины повышения добычи лососевых видов в некоторых регионах, другие исследования выдвигают предположение, что уловы повысились бы и вне зависимости от производства ЛРЗ, как следствие начала изменений физических параметров севера Тихого океана в 1970-е годы. Такой разброс результатов затрудняет определение влияния деятельности рыбоводных заводов на общую численность лосося.

Этот разброс мнений попадает в рамки гипотез «увеличения» и «замены». Согласно гипотезе «увеличения», выход из ЛРЗ создавал бы дополнительную численность, не оказывая влияния на существующие естественные стада, тогда как в соответствии с заменительной гипотезой, рыба из ЛРЗ в итоге бы заменила естественную рыбу в уловах. «Представьте устойчивую систему, которая естественно воспроизводит 1000 диких особей в год, 500 из которых вылавливаются», – объясняет Майкл Тиллотсон, докторант Института рыбного хозяйства и водных наук Университета Вашингтона и соавтор этой статьи. – ЛРЗ начинает выпуск молоди для увеличения уловов. Если рыба, выведенная на рыбоводном предприятии, несёт в себе нулевое отрицательное влияние на воспроизводство естественной рыбы, то каждая зрелая заводская единица, возвращающаяся на ЛРЗ, увеличивает доступную для промысла численность на одну рыбу, тогда как продуктивность естественных популяций остаётся неизменной. С другой стороны, если каждая рыба из ЛРЗ вытесняет одну естественную, например конкуренцией за пищевые ресурсы, то общая численность рыбы, доступной для промысла, остаётся без изменений, но продуктивность и максимальный устойчивый улов особей естественных популяций снижается пропорционально количеству искусственно воспроизведённой рыбе. Это – ситуация полного замещения и, учитывая затраты на деятельность ЛРЗ, общая полезность рыбоводных заводов в таком сценарии будет отрицательной». Эти гипотезы представляют собой противоположности одного спектра, тогда как большинство случаев, почти несомненно, попадают в промежуточный диапазон.

Средние уловы горбуши на Аляске увеличились за последние несколько десятков лет, поэтому долгосрочный анализ уловов внутри зон искусственного воспроизводства, между ними, а также в зонах, где искусственное наращивание численности не осуществляется, даёт возможность изучить относительный вклад программ по увеличению запасов во всё увеличивающийся объём уловов этого вида. Тиллотсон и его коллеги использовали данные о пропуске естественных особей к нерестилищам, общем вылове, выпуске покатной молоди из ЛРЗ, вылове единиц естественной рыбы и данные об окупаемости затрат, взятые из Годовых докладов об управлении и развития рыбного хозяйства Департамента рыбы и дичи Аляски за 1960-2013 годы, чтобы проанализировать, какое влияние оказали программы искусственного воспроизводства горбуши на рыболовный промысел в четырёх регионах Аляски. Два из этих регионов, залив Принца Уильяма (ЗПУ) и Кодьяк (КОД), располагают на своей территории широкомасштабные программы по искусственному воспроизводству горбуши, причём производство в первом регионе значительно выше, чем во втором. В свою очередь, в двух других регионах воспроизводство на ЛРЗ имеет малую долю: это юго-восточная Аляска (ЮВА) и южная часть полуострова Аляска (ЮПВ). Вдобавок было выделено три отчётливых периода продуктивности, состоящих из периода «до изменения режима» (1960-1976 гг.), определяющегося как период непосредственно предшествующий началу существенных изменений характеристик севера Тихого океана и промысловой продуктивности; переходного периода (1977-1987 гг.), охарактеризовавшегося повышением продуктивности естественных стад в отсутствии широкомасштабных пополнений из рыбоводных заводов; и самого недавнего периода с 1988 по 2011 годы, в котором объёмы вылова были высокими, а совокупные выпуски из ЛРЗ высокими и стабильными. Благодаря двухгодичному жизненному циклу горбуши, исследователи смогли также воссоздать данные о пополнении годовых классов 1960-2011 годов, где лосось 1977 годового класса была принята за первое поколение, испытавшее весь эффект изменений океанических условий обитания.

Было определено, что, в то время как максимальный устойчивый улов (MSY) естественных популяций в регионах ЮПВ и ЮВА за последние полвека резко вырос, MSY в регионах ЗПУ и КОД хоть и увеличился, но не показал такой же степени роста, несмотря на широкомасштабный выпуск в них искусственно воспроизведённого на ЛРЗ лосося. Авторы предполагают, что это может быть вызвано разницей в том, как заполнялась в каждом из этих регионов расширяющаяся под воздействием меняющихся океанических условий предельная ёмкость сред обитания: в то время как в увеличивающейся ёмкости в ЮПВ и ЮВА преобладали естественные стада, в ЗПУ и КОД увеличивающаяся ёмкость среды заполнилась в основном искусственно воспроизведённой рыбой, и потому заметного изменения численности естественных популяций в этих двух регионах замечено не было. Рост MSY в зонах отсутствия ЛРЗ, в сочетании со значительно меньшим его ростом в зонах широкомасштабного присутствия ЛРЗ, является сильным показателем того, что заводская рыба, возможно, снижает продуктивность естественных популяций.

«Так как горбуша в последние десятилетия испытывает высокую степень продуктивности по всему североамериканскому ареалу, мы считаем наиболее вероятным, что увеличение ёмкости среды и MSY объясняются изменениями океанических условий, из чего вытекает, что все регионы могли бы получить примерно одинаковое преимущество от таких изменений, – говорит Тиллотсон. – Однако, в регионах КОД и ЗПУ, по всей видимости, имеет место какой-то другой процесс, который препятствует достижению степени роста численности естественной горбуши равной другим регионам. Большие программы ЛРЗ представляют собой очевидную разницу между исследованными нами регионами с большим и слабым увеличением MSY. В регионах без больших ЛРЗ мы видим намного большее увеличение естественной продуктивности. Мы объясняем это тем, что в этих регионах, воспроизведённая на заводах рыба «заполняет» избыточную ёмкость среды для поддержания горбуши, которая появилась ввиду благоприятных условий последних десятилетий».

Несмотря на увеличение уловов в регионе ЗПУ в последние десятилетия, сравнения данных этой зоны за длительный период времени с другими регионами Аляски показывают, что начавшиеся в 1970-ых годах и благоприятствующие горбуше изменения океанических условий скорее всего привели бы к увеличению численности горбуши и без программ по её искусственному развитию. Таким образом, усилия по увеличению численности с помощью ЛРЗ оказали сравнительно малое влияние на продуктивность горбуши в ЗПУ. Аморозо и др. предупреждают, что полезность программ ЛРЗ, направленных на увеличение естественных популяций горбуши в ЗПУ, а возможно и в других регионах, может быть значительно ниже ожидаемой, и рекомендуют сотрудникам управления принять принцип «предосторожного» подхода к использованию программ искусственного увеличения численности запасов. «Программы по увеличению численности лососевых могут быть экономичным способом увеличения промысловых уловов, – говорит Тиллотсон, – но я считаю, что информации для исчерпывающей оценки затрат и отдачи деятельности ЛРЗ как правило недостаточно. Во многих случаях, там, где проводятся оценки экономического влияния ЛРЗ, допускается презумпция полноценного добавления; то есть, каждая выпущенная из ЛРЗ единица считается одной дополнительной единицей улова, которой бы, в противном случае, не было. То же самое допущение представляется типичным в планировании и оценке ЛРЗ. Поэтому под предосторожным подходом мы подразумеваем то, что до начала создания или расширения производства ЛРЗ, необходимо оценить реальную перспективность искусственного наращивания численности – вероятно ли удержание эффекта значительного увеличения в условиях заданной местности, или более вероятно негативное воздействие на естественных организмы того же вида или другие виды? Аналогично, любая оценка экономической эффективности существующих программ должна тоже включать в себя подобные вопросы».

Несмотря на то, что авторы не смогли опознать конкретные механизмы, отвечающие за эти долгосрочные тенденции, результаты этого исследования, как и исследований подобных этому, далее демонстрируют то, что увеличение морских запасов представляет собой гораздо более сложный процесс, чем простое добавление выращенных на рыбоводных заводах особей к существующим естественным запасам, и обычно затрагивает многочисленные и обширные издержки, которые могут скомпрометировать потенциальную полезность этих программ.

0 Comments

Submit a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *