Широкомасштабная потеря самых долгоживущих и крупных особей чавычи на северо-востоке Тихого океана

Dec 17, 2018 | 0 comments

Дж. Ольбергер, Е.Дж. Вард, Д.Э. Шиндлер и Б. Льюис. 2018. Демографические изменения у чавычи по всему северо-восточному ареалу Тихого океана. Fish and Fisheries – Рыба и рыбное хозяйство. DOI:10.1111/faf.12272.

Скачать статью

Скачать презентацию

Смотреть похожие материалы (1)

Смотреть похожие материалы (2)

Вкратце

  • Демографическая характеристика анадромных популяций лососей контролируется сложными взаимодействиями многочисленных биотических и абиотических факторов, включая океанические и климатические условия, динамику взаимоотношений с хищниками, межвидовую конкуренцию, объёмы производства рыбоводных заводов и технологии рыбного лова
  • Анализ нескольких временных рядов данных, взятых за долгосрочный период времени, показывает, что возрастной состав многих популяций чавычи изменился в последние десятилетия; при этом лосось стал как меньше по размеру, так и
  • Эти демографические изменения наблюдаются у лососей в срезах от севера к югу, будучи наиболее выраженными в популяциях на Аляске и менее выраженными в популяциях, обитающих южнее
  • Однако, обнаружение факторов, определяющих сдвиги в возрастном и размерном составе популяций чавычи затруднено и, наиболее вероятно, обосновано изменениями во многих биотических и абиотических параметрах
  • Снижение относительной численности долгоживущей и наиболее крупной чавычи несёт потенциально негативные экологические и экономические последствия

Средний размер и возраст лососевых популяций определяется сложным взаимодействием многочисленных биотических и абиотических факторов. Изменения в размерах уловов, климатические сдвиги, смена океанических условий и многие другие естественные и антропологические факторы могут служить причинами выявленных явлений уменьшения и омоложения лососей по всему ареалу.

Как научные наблюдения, так и свидетельства рыбаков на местах говорят о том, что крупные особи чавычи становятся всё более редки в последние десятилетия. Однако, степень и географический размах этих изменений становятся понятными только сейчас. Такие тенденции вызвали бы беспокойство в отношении популяций любой рыбы, но, учитывая высокое промысловое значение чавычи, обоснованное частично её крупным размером, сокращение относительной численности именно крупных и наиболее долгоживущих особей – повод для беспокойства не только с экологической и традиционно-хозяйственной точек зрения, но и в плане экономической ценности этой рыбы. Несмотря на то, что влияние изменений на размер и возрастной состав ещё плохо изучены, потеря наиболее крупных особей более старших возрастных классов, вероятно, приведёт к снижению продуктивности и стабильности популяций чавычи в будущем.

В этом исследовании, Ольбергер и др. проанализировали временные ряды данных долгосрочного характера, взятые из информационных баз нескольких штатов и регионов, с целью получения количественной оценки изменений в популяциях чавычи западного побережья Северной Америки, произошедших за последние ~40 лет. В целом, в анализ были включены примерно 1,5 миллиона отдельных измерений 85 популяций чавычи. Данные использовались для оценки доли разных возрастных классов у производителей и размерный состав каждой из этих групп; последнее является показателем темпа роста экземпляров, выживающих до половозрелости. Авторы также имели своей целью сопоставить тенденции изменений возрастного и размерного состава чавычи с временными рядами, относящимися к наиболее вероятным биотическим и абиотическим факторам, определяющим эти изменения, в особенности общее рыболовное усилие, приток лососей из рыбоводных заводов, климатические переменные и численность морских млекопитающих.

Результаты их анализа показывают, что большинство популяций чавычи, встречающихся вдоль западного побережья, в настоящее время как младше по возрасту, так и меньше по размеру, чем были раньше; то есть, относительная доля младших и менее крупных в размере классов, высчитывающихся зависимостью возраста к размеру, за последние четыре десятилетия выросла, а доля старших и более крупных классов – снизилась. В добавок к этому, показатели зависимости размера к возрасту чавычи также изменились за этот период: то есть, чавыча старших возрастных классов (рыба, которая провела в океане 4-5 лет) обнаружила 20% снижение веса в 2010 году по сравнению с 1980. Как ни странно, чавыча самого младшего возрастного класса (рыба с 1-2-годовым нагулом в океане) в последние десятилетия была крупнее, чем в 1980-х.

Эти тенденции оказались не постоянными в срезе данных, рассматриваемых по географическому принципу – с севера на юг, будучи наиболее выраженными на Аляске и имея среднюю и слабую выраженность в Вашингтоне, Орегоне и Калифорнии (исключением стали популяции чавычи Британской Колумбии, которые нисколько не соответствовали общей тенденции, но данных для них было очень мало). Авторы замечают, что похожее снижение в показателях возраста к размеру было замечено и у популяций чавычи северо-восточной Азии.

Согласно авторам, размеры уловов, изменения окружающей среды и влияние рыбоводных заводов не показали прямой корреляции с демографическими тенденциями в популяциях чавычи. А именно, несмотря на то, что уловы рыбной отрасли селективны по размеру к наиболее крупным и долгоживущим экземплярам чавычи, сегодня, в сравнении с 1980-ми годами, такой рыбы вылавливается меньше. То есть, рыбную ловлю нельзя считать главным фактором, обуславливающим эти тенденции. Интересно то, что авторы, ссылаясь на результаты нескольких других недавних исследований, заметили взаимосвязь увеличения хищничества на крупную чавычу со стороны растущих популяций немигрирующих касаток с наблюдаемыми изменениями у чавычи, но предостерегают о необходимости дополнительных целенаправленных количественных исследований, подтверждающих эту гипотезу.

Подводя итог вышесказанному, чавыча становится моложе и меньше в большинстве популяций северо-восточной Пацифики. Авторы заключают, что эти сдвиги, вероятнее всего, являются результатом изменений биотических и абиотических факторов, развивающихся в масштабе большей части прибрежной зоны региона. Последствия этих изменений для экосистем, людей и экономики, которые зависят от этого вида лососей, ещё не известны.

0 Comments

Submit a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *